Nmexpertiza.ru

НМ Экспертиза
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Немецкие эшелоны под откос

Герой-подрывник с Витебщины

Он стал одним из новаторов диверсионной борьбы белорусских партизан.

В этом году исполняется 75 лет Победы в Великой Отечественной войне, в достижение которой значительный вклад внёс белорусский народ. Вместе с другими народами Советского Союза он героически сражался против немецко-фашистских захватчиков в партизанских отрядах и подполье, на фронтах Великой Отечественной войны. В боях с врагом погибло около 3 миллионов из 9 миллионов жителей Белоруссии. В республике, которая в 2019 году отметила 75-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков, помнят всех, кто ковал победу над фашизмом. Свидетельством тому служат и постоянные публикации в «Белорусской военной газете. Во славу Родины» о мужестве и героизме своих земляков. Некоторые
из них с небольшими сокращениями предлагаем вниманию наших читателей в очередной полосе «Побратимы».

Ф. КОТЧЕНКО.

19 августа 1941 года Фёдор Котченко сделал свой последний мирный рейс: вывез в лес командира партизанского отряда Илью Федосеенко и комиссара – секретаря Гомельского подпольного горкома партии Емельяна Барыкина. Базу отряда подготовили заранее в глухом лесу. В распоряжении народных мстителей были добротные землянки, кухня с особым, практически бездымным очагом и даже небольшой родник с чистой водой. Не хватало одного – достаточного количества винтовок, патронов, взрывчатки.
Оружия остро не хватало и фронту. А потому заявки командования отряда «Большевик» в полном объёме удовлетворить не смогли. Добыть оружие решили сами – у врага. На свою первую боевую операцию бойцы шли с одной винтовкой на двоих. Но бить хорошо обученного противника голыми руками тоже не будешь. Котченко внёс предложение – слить бензин и масло с его грузовика.
До победы замаскированный в лесу автомобиль вряд ли пригодится. Зато можно сделать несколько десятков бутылок с зажигательной смесью. Пустую стеклотару нашли в сельмаге, на фитили порезали матерчатый тент кузова. Вооружившись самодельными зажигательными гранатами, партизаны выдвинулись на Черниговское шоссе.
Котченко, как опытный водитель, предложил устроить засаду на крутом повороте, где дорога резко уходила вправо. Во-первых, у немцев был ограничен обзор, во-вторых, к полотну подступал крутой холм, с вершины которого можно точно и эффективно бросать бутылки с зажигательной смесью.
Ждать пришлось недолго. Едва рассвело, на дороге появилась немецкая колонна.
В скоротечном бою партизаны уничтожили шесть автомобилей и около сорока солдат противника, захватили большое количество стрелкового оружия, в том числе новенькие пулемёты. Три грузовика и более десятка вражеских солдат записал на свой личный счёт Фёдор Котченко.
Первая успешная операция окрылила партизан. Осенью 1941 года отряд «Большевик» провёл целую серию успешных операций, уничтожал колонны, громил гарнизоны.
В отряде «Большевик» формировались группы подрывников. Ответственные и опасные задания поручались самой отважной из них – под командованием секретаря Гомельского подпольного горкома комсомола Александра Исаченко, в которую входил и Фёдор Котченко.
Слава о дерзкой группе гремела далеко за пределами Белоруссии. Только за одни сутки группа пустила под откос два воинских эшелона на перегонах Гомель – Речица и Гомель – Жлобин. В обоих случаях подрыв железнодорожного полотна производил Фёдор Котченко. В результате успешной операции противник потерял свыше 20 единиц техники и более 150 солдат и офицеров.
Впоследствии группа стала одним из наиболее результативных в Белоруссии комсомольско-молодёжным диверсионным отрядом, командиром которого назначили Фёдора Котченко.
О результатах командир отряда «Большевик» докладывал в Белорусский штаб партизанского движения:
«Товарищ Котченко является одним из новаторов диверсионной работы в Гомельской области. Будучи старшим диверсионной группы, пустил под откос 10 вражеских эшелонов. В результате разбито 105 вагонов, из них 36 вагонов с живой силой, 69 – с техникой, боеприпасами, снаряжением, продовольствием…»
Самое сложное задание Фёдору Котченко поручили летом 1943 года – уничтожить немецкий бронепоезд. Бронированный монстр считался неуязвимым. Все участки его передвижения тщательно охранялись, а железнодорожное полотно обследовалось. Группа несколько раз выходила на диверсию, но не могла даже подобраться к полотну. Котченко применил партизанскую хитрость – решил заминировать сразу два участка. На первом, как говорил Фёдор, группа «навела шороху» в районе жеtлезнодорожного моста. Немцы спешно отдали приказ на изменение маршрута и сами направили бронепоезд на второй заминированный участок. Мощный взрыв превратил его в груду металлолома.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника и проявленные при этом отвагу и героизм Фёдору Котченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Партизанские дороги Вагана Агаджаняна

Имя Вагана Ваграмовича Агаджаняна хорошо известно в Кузбассе. Талантливый врач, видный терапевт, внёсший большой вклад в развитие отечественной клиники внутренних болезней. Ветеран Великой Отечественной Войны. А ещё – Почётный гражданин города Ахалцихе (Грузия). За военные и трудовые подвиги награждён орденами и медалями СССР, Российской Федерации и Белоруссии. Среди них – орден Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени, медаль «Партизану Отечественной войны», медаль «За честь и мужество», почётный знак «Отличник здравоохранения». Он ушел из жизни на 88-ом году жизни, оставив после себя плеяду потомственных врачей.

Начало пути

«Товарищ Агаджанян принял активное участие в организации партизанской бригады. Хороший диверсант, имеет на личном счету 4 воинских немецких эшелона, которые пустил под откос. В бою весьма смелый, опытный, хорошо ориентируется. На должности замкомандира отряда хорошо справляется. Разгромил несколько немецких волостей. На шоссейных дорогах взорвал 2 грузовые автомашины. В одном из боёв был тяжело ранен, но с передовой не ушел до тех пор, пока его не заменили. Достоин правительственной награды – ордена Красного Знамени», — начальник Белорусского штаба партизанского движения П. Калинин, 2 октября 1943 года…

Читать еще:  Угол откоса уступа борта

Ваган Агаджанян родился в 1921 году в городе Ахалцихе Грузинской ССР. Начал срочную службу в городе Речица Гомельской области, где учился в полковой школе и был досрочно выпущен в звании сержанта, как тогда говорили, в связи с освободительным походом летом 1940 года в Прибалтийские республики. По возвращению из Литвы был направлен в 477-й запасной стрелковый полк, который дислоцировался в Могилёве и размещался в старинных зданиях в центре города на улице Ленина. Полк, входивший в 161-ю стрелковую дивизию, в основном был укомплектован младшим и средним комсоставом. В ночь с 17 на 18 июня в военных лагерях по тревоге подняли всю дивизию, бойцам выдали полные комплекты боеприпасов, личный состав переодели во все новое. Дивизию должны были перебросить в направлении Минска. Тогда этому событию никто из военнослужащих не придал значения.

«Утро 22 июня 1941 года выдалось ясное. В этот день я был свободен от нарядов, получил увольнение и вышел с друзьями в город. Прогуливаясь по улице Ленина, издали заметил у репродуктора скопление народа. Увидев, с каким вниманием люди слушают радиопередачу, подумал, что передают что-то важное. Подошел ближе. В тишине раздавались четкие слова: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Так я узнал о начале Великой Отечественной войны и поспешил в свою часть», — вспоминал Ваган Ваграмович.

Партизаны и диверсанты

Немцы быстро продвигались вглубь страны. Через Могилёв на восток из западных областей Белоруссии двигалось гражданское население. Люди ехали в пассажирских и товарных составах, на машинах и подводах. Многие шли пешком. Усталые, измученные люди шли и шли подальше от наступавших немецких войск.

Могилёв готовился к встрече с врагом. 6 июля рота, где служил Ваган Агаджанян, покинула город и пешим маршем направилась на фронт. На Минском шоссе рота догнала сформированную из мобилизованных бойцов новую дивизию. Она имела тот же 161-й номер, что и прежняя. Отступление продолжалось.

Уже город Горки был занят немцами, враги продолжали двигаться к Смоленску. Именно тогда Ваган Агаджанян со своим подразделением впервые получил задание добыть разведданные о противнике. Он тогда не знал, что позже окажется на оккупированной территории, где в одиночку начнёт собирать партизанский отряд. Почти круглыми сутками, без сна и отдыха, Ваган Агаджанян со своими солдатами выполнял разведывательные задания командования. Но однажды подразделение наткнулось на плотный пулеметно-автоматный огонь. Немцы атаковали небольшую группу разведчиков. Пришлось скрываться в лесу.

«Среди населения ходили слухи, будто Смоленск захвачен противником, а Могилёв ещё у наших. Мы с Барановским и Шимановским решили двигаться на Могилёв. Но по дороге, в деревне Леща Шкловского района, нам сказали, что Могилёв, окружённый противником, упорно сопротивлялся, однако теперь занят фашистами», — вспоминал Ваган Агаджанян.

Долго они бродили по лесу. Продуктов не было. Ели траву и листья кустарников. Дошли до деревни Тудоровка, где было всего 35 дворов. Это была одна из самых отдаленных от Горок деревень. Все здоровые мужики ушли на фронт. Остался одноглазый председатель да ребятишки. Вслед за Ваганом Агаджаняном и его товарищами оказались в деревне ещё три окруженца. Именно там началась диверсионная работа Вагана Ваграмовича.

Была создана подпольная группа, которая занималась антифашисткой пропагандой. Красноармейцы понятия не имели о конспиративной подпольной работе, поэтому начали с простого: сорвали сдачу продуктов жителей деревни оккупантам. Однако всё осложнилось тем, что после оккупации в деревню вернулись те, кто был недоволен Советской властью и кто пошёл служить немцам. В общем, из деревни пришлось уйти, правда, перед этим попав под арест к немцам. Хитростью удалось выбраться и бежать в лес.

«Мне исполнился 21 год. Как и большинство моих сверстников, я жаждал подвига, завидовал судьбе Павки Корчагина. Пришло время, и я начал думать. И вот я партизан. Нас двое. Только двое. Но я знаю, что всё начинается с малого. Нелегко вдвоем партизанить. Каждую минуту мог нагрянуть враг. А охранять лагерь некому. Ночами мы выходили на встречи со связными. Приходилось спать днем, по очереди, чтобы нас не застали врасплох. Чтобы не демаскировать стоянку, костра не разжигали». (Из книги Вагана Агаджаняна «Дороги партизанские».)

Оккупанты заставляли крестьян сдавать налог молоком с каждой коровы. Ежедневно по 6 литров! Двое партизан под покровом ночи нагрянули в деревни Шкловского района и топорами порубили все молочные бидоны. За неимением ёмкостей крестьяне перестали сдавать налог. После этого прошел слух, что в залещенском лесу высажен советский десант, и народу там не счесть. Немцы забеспокоились. А в лесу было всего два партизана…

После этого на оккупированной немцами территории начали совершаться дерзкие налёты. Двое партизан громили фашистские волостные управы, продукты раздавали населению, пополняли арсенал оружия.

Однажды на пару партизан вышла бригада «Чекист» Герасима Кирпича. Эту инициативную группу направили в Горецкий район для развертывания партизанского движения.

«О ваших действиях мы слышали и думали, что у вас значительный отряд», — разочарованно тогда сказал Павел Кирпич.

Читать еще:  Вов поезда под откос

Но у бойцов был большой резерв в деревнях, да и оружия с боеприпасами было много. Возможно, именно это сыграло главную роль. А потом снова была разведка, диверсии, налёты на немецкие волости. Никто не думал, что однажды партизаны могут попасть в кольцо карателей СС.

«Состояние моё напоминает состояние зверя, затравленного охотниками, готового на всё, чтобы вырваться из окружения. Нервы напряжены до предела, но я не поддаюсь панике. Кольцо окружения сжимается. Уверен, живым не возьмут, буду драться до последнего», — думал тогда Ваган Агаджанян.

Он провел в болотах несколько дней. Прятался под сухим камышом. Пробирался вперед. И выжил. Напоролся на немцев. Расстрелял удивленного фрица, и снова упал в болото. Прорвался через кольцо карателей, и начал уходить из блокированного леса. Была долгая дорога в Тудоровку. И там Ваган Агаджанян снова создал партизанский отряд, вёл кропотливую работу по обучению бойцов и налаживанию разведывательной службы…

Жизнь после войны

После войны Ваган Агаджанян вернулся на родину. В 1949 году окончил Ереванский государственный медицинский институт. Продолжал жить в городе Ахалцихе Грузинской ССР. Более 30 лет отработал заведующим терапевтическим отделением Ахалцихской центральной районной больницы. После распада СССР пришлось всё бросить. Тогда выдавливали из Грузии не только русских, но и людей других национальностей.

В 1995 году он с женой приехал к сыну Ваграму в Кузбасс, где тот после окончания мединститута работал в городе Ленинск-Кузнецкий. Весь свой врачебный и жизненный опыт Ваган Ваграмович Агаджанян представил в оригинальном труде-монографии «Клиника и течение периодической болезни».

Его сын Ваграм Агаджанян стал в Кузбассе известным врачом, травматологом-ортопедом в областной травматологической больницы Прокопьевска. В различных городах Кузбасса провел сотни операций и поставил на ноги множество тяжёлых больных. Сын защитил кандидатскую, потом докторскую диссертации. Получил звание «профессор». В августе 1993 года был назначен на должность директора больничного комплекса, который в 1994 году был переименован в Государственный научно-клинический центр охраны здоровья шахтёров. Имеет множество наград. Три его дочери, внучки Вагана Ваграмовича, тоже пошли по стопам деда и стали врачами, живут и трудятся в Кемеровской области.

Фото из семейного архива и открытых источников
В тексте использованы фрагменты книги Вагана Агаджаняна «Дороги партизанские».

Воспоминания участников

Война на рельсах: состязание в изобретательности

Партизаны Беларуси оказывали существенную помощь частям Красной Армии. В первую очередь они всеми способами стремились срывать военные перевозки противника, особенно железнодорожную доставку на фронт живой силы, техники и боеприпасов. Диверсии, успешно проводимые лесными бойцами, наносили огромный ущерб оккупантам. Гитлеровцы вынуждены были постоянно искать способы, как уберечь военные эшелоны от партизанских мин. На железной дороге шло настоящее состязание в изобретательности.

Немцы попытались использовать для охраны железнодорожных путей лиц из местного населения, рассматривая при этом членов их семей как заложников. Но чем больше они брали заложников, тем больше поездов летело под откос. И тогда с целью обеспечения безопасности движения они решили ввести целый ряд технических приспособлений.

Вначале немцы прицепляли впереди паровоза несколько пустых платформ. Как только партизаны разгадали эту хитрость, стали закладывать такие мины, которые пропускали легкие платформы, но взрывались под тяжестью паровоза. Немцы стали нагружать платформы камнями. Тогда партизаны устанавливали мины замедленного действия. И снова платформы проходили, а эшелоны летели под откос. Позже немцы начали высылать вперед дрезину для проверки пути. Партизаны же пропускали дрезину и подрывали мины с приближением эшелона. Это было очень опасным делом, но эшелоны подрывались по-прежнему.

И все же немцы не сдавались по той простой причине, что не могли поступать иначе. Они разработали сложную систему охраны железных дорог, защите которых отдавали предпочтение перед всеми другими объектами. Выставлялись посты на каждой железнодорожной станции и блок-посты на каждом железнодорожном мосту, в туннелях, у водонапорных башен и даже у полотна, если расстояние между станциями было слишком большим. Посты расставлялись таким образом, чтобы самостоятельно и с помощью патрулей они могли поддерживать связь друг с другом. Посты должны были постоянно вести наблюдение на своих участках с целью задержания диверсантов. Время от времени они должны были также осматривать пути для выявления заминированных участков. Железнодорожная охрана часто использовала собак-ищеек.

Немцы скоро пришли к выводу, что охранные войска не смогут успешно выполнять свои задачи до тех пор, пока они не установят полный контроль над местностью, прилегающей к железнодорожному полотну. Поэтому по обе стороны от железнодорожного пути они стали создавать своего рода защитные полосы шириной около 300 м. Эти полосы полностью очищались от кустарника и деревьев. Оставалась лишь редкая лесополоса у самого железнодорожного полотна. Таким образом, немцы лишили партизан возможности скрытого подхода к полотну.

Такая организация охраны железных дорог требовала большого количества войск, но, тем не менее, не являлась достаточно эффективной. И все-таки это было лучшее из того, что можно было сделать в чрезвычайно трудных условиях борьбы со столь ловким и искусным противником.

Из воспоминаний начальника Белорусского штаба партизанского движения П.Калинина

Следует отметить, что все диверсии были осуществлены в очень сложных условиях. Немецко-фашистское командование и местные оккупационные власти приняли самые жесткие меры по усилению охраны железнодорожных линий. Еще в апреле 1943 года у гауляйтера Беларуси Кубе состоялось совещание областных комиссаров, на котором палач белорусского народа предупреждал своих подчиненных, что охрана коммуникаций — одна из самых важных задач. Вдоль основных железнодорожных магистралей оккупанты сосредоточили большое количество войск, на протяжении многих километров минировали подходы к железнодорожному полотну, усилили патрулирование. Но взрывы на дорогах не прекращались.

Читать еще:  Оклейка дверных откосов обоями

На перегоне Гомель-Чернигов фашистские охранники попытались перехитрить партизан. Перед тем как отправить поезд, дорогу проверяли патрули. Обнаружив заложенные партизанами мины, они проходили мимо, делая вид, что ничего не заметили. Но тут же условным сигналом вызывали войска, которые широким кольцом окружали партизан. На первых порах несколько наших подрывных групп попали в такую ловушку. Однако тактика гитлеровцев была быстро разгадана.
Многие железнодорожные перегоны стали использоваться гитлеровцами только в дневное время, да и то не на полную мощность, так как по утрам чуть ли не ежедневно приходилось восстанавливать разрушенные партизанами пути /Калинин П.З. Партизанская республика/.

Официальный сайт Администрации города Симферополя

  • Главная страница Администрации →
  • Новости →
  • Вконтакте
  • Твиттер
  • Живой Журнал
  • Фэйсбук

Рассказ о Герое Советского союза Покровском Георгие Федоровиче

Георгий Фёдорович Покровский (15 января 1915, Симферополь — 4 июня 2002, Москва) — советский военный деятель, полковник, Герой Советского Союза. Военнослужащим стал в 1936 году. С первых дней Великой Отечественной войны находился на её фронтах. Был начальником штаба стрелкового полка. Попав в окружение, в тылу врага активно занимался организацией партизанских отрядов, участвовал в боях против оккупантов в Брянской, Орловской, Киевской, Минской и других областях.

В сентябре 1941 года, когда полк вёл тяжёлые оборонительные бои в районе Брянска, Георгий Федорович с частью подразделений полка оказался отрезанным от основных сил дивизии. Опытный кадровый офицер Покровский из оставшихся в окружении бойцов и местных жителей организовал сначала партизанский отряд, а затем боеспособную партизанскую бригаду. К началу 1942 года в её состав входило свыше 1500 бойцов.

Кроме того, за этот период на участке железной дороги Брянск-Гомель бригада подполковника Г.Ф. Покровского пустила под откос 25 воинских эшелонов с живой силой и техникой, где погибло до двух тысяч немецких солдат и офицеров.

Немецкое командование решило уничтожить все партизанские отряды. К сентябрю 1942 года немцы организовали генеральный «прочёс» леса. На партизан начали наступать намного превосходящие силы гитлеровцев. «Прочёс» производился с авиаразведкой и артиллерийским огнём. Немцы шли в сопровождении танков и мотоциклистов. Искусно маневрируя в лесном массиве, партизаны умело и мужественно вели бои. В них Г. Ф. Покровский показал незаурядные способности командира. «Прочёс» лесов Брянщины не принёс немцам успеха. Партизаны продолжали громить врага.

В январе 1943 года Георгий Фёдорович стал заместителем командира объединенных партизанских бригад западных районов Орловской области. Он провёл большую работу по укреплению боеспособности бригад, отрядов и групп, по оснащению их вооружением. В течение двух месяцев сумел организовать и укомплектовать артиллерийский партизанский полк. Оружие и другое оснащение добывались в боях.

По заданию Ставки Верховного Главнокомандования в марте 1943 года Георгий Фёдорович тщательно разработал боевую операцию по захвату и уничтожению Выгонического железнодорожного моста через Десну. По этому мосту нескончаемым потоком шли на фронт немецкие воинские эшелоны, техника и боеприпасы. В ночь на 8 марта партизаны взорвали мост и уничтожили более тысячи вражеских солдат и офицеров. На целые полтора месяца приостановили движение поездов. Это способствовало успешным действиям советских войск в прилегающих районах. Рос боевой счёт славных дел Георгия Покровского. И вот новое боевое задание. По приказу начальника Центрального штаба партизанского движения Г. Ф. Покровский был переброшен на самолёте в северные районы Киевской области. Там он стал во главе партизанского соединения имени В. И. Чапаева.

В сентябре началось успешное наступление войск 1-го Украинского фронта. И подполковник Покровский получил боевой приказ — захватить плацдарм на реке Припять. После тщательной подготовки партизаны с честью выполнили трудное задание. Под командованием Г. Ф. Покровского народные мстители неожиданно для врага решительно перешли в наступление, захватили районный центр Новошепелевичи и 15 других населённых пунктов. Плацдарм на Припяти был создан. Отбивая атаки врага, нападая на его части и подразделения, партизаны помогли наступающему 15-му стрелковому корпусу переправиться через реку.

В феврале Георгия Фёдоровича перебросили в северные районы Минской области. Здесь он стал во главе партизанской бригады «Народные мстители». Бригада развивала активную деятельность. Лишь за пять месяцев под откос было пущено более 30 воинских эшелонов с войсками гитлеровцев и боевой техникой, взорвано 146 мостов на шоссейных и грунтовых дорогах, уничтожено 188 автомашин, около 2000 солдат и офицеров.

Весной 1944 года немецкое командование блокировало партизанские отряды Борисовской зоны. В кольце оказалась и бригада Г. Ф. Покровского. Более полумесяца партизаны вели бои с превосходящими силами противника, нанося ему большой урон. Георгий Фёдорович вывел из окружения бригаду в полном составе, сохранив боеспособность. Вскоре, взаимодействуя с наступающими советскими войсками, партизанская бригада помогла освободить от немецких войск города Вилейку, Молодечно, Сморгонь.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, за особые заслуги в партизанском движении указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1944 года Георгию Федоровичу Покровскому присвоено звание Герой Советского Союза.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector