Nmexpertiza.ru

НМ Экспертиза
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ситуация шла под откос

Под откос

Чья деятельность или бездеятельность приводит к тому, что вагоны с завидным постоянством теряют свою колею? Обострившуюся ситуацию с безопасностью движения правление компании рассматривало 5 часов — в режиме видеоконференции. Событие беспрецедентное. Но ведь и вопрос, пожалуй, ее никогда так остро не стоял. Положение с безопасностью движение стало если не критическим, то уж точно угрожающим.

Браков — меньше, сходов — больше

За первое полугодие по сети дорог прокатился буквально шквал происшествий, сметающий с пути и поезда, и человеческие жизни. Из-за излома рельса на Куйбышевской и выброса пути на Горьковской дорогах произошли два крушения грузовых поездов. На Юго-Восточной при производстве маневров погиб осмотрщик, а из-за проезда запрещающего сигнала столкнулись пассажирский поезд с грузовым.

Случаев брака в первом полугодии меньше, чем в прошлом году. Но сходов подвижного состава в два раза больше. Такая вот «интересная» статистика. Сходы электропоездов зафиксированы на Северо­Кавказской, Горьковской. Куйбышевской и Свердловской дорогах. Допущено десять проездов запрещающих сигналов. Последний случай произошел в ночь перед заседанием правления на Октябрьской дороге. В итоге — столкновение двух составов пассажирских поездов, которые готовились под посадку.

Больше случаев брака стало на Северной, Свердловской, Южно­Уральской, Куйбышевской и Калининградской дорогах. По хозяйствам печальное лидерство у путейцев, локомотивщиков и вагонников из ремонтной дирекции.

Сколько веревочке ни виться… На Свердловской дороге 10 июля в пассажирском поезде Свердловск—Приобье, заполненном более чем на 90 процентов, при скорости 58 км/ч сошли 9 вагонов. По счастью, большая часть пассажиров не пострадали, перерыв в движении составил более 10 часов.

Капремонт пути на этом перегоне произведен в 1991 году. С мая нынешнего года на этом участке силами ПМС-15 (Свердловск) осуществлялся средний ремонт пути. При этом замена деревянных шпал велась с нарушением технологии: засыпано меньшее, чем необходимо, количество щебня, недостаточно забито костылей и установлено противоугонных устройств.

Скорость движения по такому пути не должна была превышать 25 км/ч, но никто не принял мер к тому, чтобы установить такую скорость. В итоге сдвиг рельсов составил до 10 сантиметров, что, по заключению комиссии, и привело к сходу.

На Куйбышевской дороге 6 июля н6а перегоне Самара—Кряж допущен сход двух вагонов пригородного электропоезда. И вновь, по счастью, среди 439 пассажиров пострадавших нет. Что же привело к сходу? На перегоне, где произошло ЧП, в тот день при плановой проверке обнаружили остродефектный рельс. Путейцы не только своевременно его не заменили, но даже и скорость движения в этом месте не потрудились ограничить до 15 км/ч.

23 поезда проследовали по аварийному участку с обычной скоростью. Наконец бригада путейцев собралась менять рельс, но целая цепь нарушений (даже их краткое перечисление заняло на правлении несколько минут) привела к тому, что машинист электрички не знал, что на перегоне ведутся работы. Поезд приблизился к опасному месту со скоростью 100 км/ч. Локомотивная бригада, заметив работающих путейцев, применила экстренное торможение, но предотвратить крушение не смогла.

Владимир Якунин проинформировал членов правления компании о ряде других сходов, которые произошли в грузовых поездах. Причины похожи на те, о которых шла речь выше: нарушение технологии производства работ, а по большому счету, ее отсутствие.

По мнению главы компании, назрела острая необходимость перехода на новую методику работы путевого хозяйства: речь идет о введении участковой системы текущего содержания пути и создании единого ремонтного комплекса.

«Да нет, это не я!»

Ряду руководителей, в том числе среднего звена, пришлось давать объяснения. Очень тяжело подниматься на трибуну заседания правления, где разбираются такие ситуации. Каковы бы ни были причины случившегося, очень трудно осознать, что ты отправил поезд с пассажирами на возможное крушение. И дело не только в ответственности, в том числе и уголовной (об этом всем напомнил Владимир Якунин). Как признать себя потенциальным убийцей? Да нет, это не я! Но тогда кто же?

Конечно, есть различные трудности в работе путейцев. В ремонтных бригадах не хватает людей, особенно квалифицированных, есть проблемы с материалами верхнего строения пути, уровень механизации работ часто оставляет желать лучшего, не всегда на достаточное время предоставляются «окна». Надо признать, что в ряде случаев просто невозможно качественно и в полном объеме привести в порядок перегон.

Но ведь члены правления ОАО «РЖД» и не спрашивали непосредственных виновников произошедшего, почему они плохо отремонтировали путь. Главный вопрос, который задавали, звучал по-иному: почему вы, зная о состоянии полотна, не ограничили в этом месте скорость движения поездов?

А вот тут объяснений не прозвучало. Да и не могло их быть по определению. Потому что ни желание иметь хорошие показатели и получать премию, ни страх перед начальством, ни иные соображения не могут служить оправданием, когда возникает угроза жизни людей.

Уроки и пороки

На правлении шла речь и о том, как исправить ситуацию. Предложена конкретная программа. Один из факторов, определяющих тяжелое состояние с безопасностью движения, — низкая квалификация командиров среднего звена. Путейцев нужно учить. Надо привести в соответствие с нынешними условиями устаревшие инструкции, документацию. Необходимо усовершенствовать систему оплаты труда в бригадах. Озвучен и целый ряд предложений по совершенствованию технологии содержания и ремонта пути.

Но главное — во всем, что связано с безопасностью движения, нужно проявлять принципиальность. Любой железнодорожник, зная об угрозе крушения, обязан принять меры, чтобы предотвратить ее: оградить опасное место, проинформировать об этом всех, кого только можно. И по правилам технической эксплуатации, и просто по совести.

Дайте Горбуновым шанс

Впервые в России семья может вернуть детей после реабилитации родителей

Текст: Дворецкая Галина

Комары не кусают?

. Он за руку поздоровался с ребятами, которые его поджидали, попросил показать свои комнаты. На все обращал внимание: окно открыто — комары не кусают? И тут же сам заметил, при таком холоде они не выживают. Кубок стоит на полке. За что? За многоборье? С уважением повертел его в руках. Книги в шкафу. Взял томик Шекспира.

— Ты читаешь? — обращается к хозяйке комнаты.

— Нет, мне еще рано.

— Да ладно. А что же тогда ты читаешь? Чем увлекаешься?

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов начал в прошлую пятницу свой визит в Мурманскую область с посещения мурмашинского детского дома «Журавушка».

— Ну, показывайте, я же в гости пришел, — обратился он к окружившим его воспитанникам детского дома.

Он втягивал ребят в разговор и исподволь узнал и про теплые одеяла, которые им выдали этим ненастным летом, и про успехи в спортивных соревнованиях, и секреты кулинарных рецептов, которые осваивают старшие дети.

— Если что, мужа накормить сможете? — интересовался у девчонок. — Надо, чтобы в доме всегда пахло борщом, котлетами, пирогами, — по-отечески поучал.

А у взрослых в службе сопровождения семьи, которая действует при детдоме, он интересовался цифрами: сколько детей вернули в родную семью, сколько передали в приемные семьи на воспитание? А главное, просил назвать конкретные причины, по которым дети попали сюда, чтобы понять, какую превентивную помощь следует оказывать семьям. Чтобы жизнь не шла под откос, как в ситуации, приведенной ему в пример: папа ушел, мама потеряла работу, запила, дочку поместили в детдом. Но, слава богу, все обошлось: мама реабилитировалась, создала новую семью, вернула ребенка.

Читать еще:  Размер стартового профиля для откосов

За время существования этого детского дома в кровные семьи было передано 56 детей. За последние 7 лет в приемные семьи устроено 30 детей.

Вредно ли укачивать ребенка

— С 2012 года мы работаем в полную силу, в среднем принимаем две тысячи родов в год, — отчитывался перед высоким гостем и. о. главного врача Мурманского областного перинатального центра Виталий Пуговкин.

— А пять тысяч сможете? — подначил Павел Астахов.

— Пять тысяч нет, но четыре — сможем.

Так что далеко еще не в полной мере использованы здесь возможности для жительниц Кольского края. А какие именно возможности, показали Астахову. Родовые залы, в том числе помещения, где могут находиться члены семьи, операционная, отделение реанимации и интенсивной терапии новорожденных, отделение выхаживания недоношенных детей. Они уже вовсю выхаживаются, лежат в кювезах маленькие, как котята, и потихоньку набирают вес, здоровье, силы.

— Оборудование все современное? — уточняет Астахов в операционном зале.

— Достаточно современное, — ответил Пуговкин.

— На 500 миллионов оборудования закуплено, конечно, современное, — хмыкнул кто-то из сопровождающих медиков.

А в детской реанимации, где жизнь крошечных малышей поддерживается в специальных устройствах с оптимальным искусственным микроклиматом, Виталий Пуговкин рассказал, что они сейчас уже выхаживают новорожденных весом около пятисот граммов, даже 470. За 2013 год здесь выходили 45 детей, родившихся весом до одного килограмма, со сложной патологией.

Пообщался Астахов и с мамами. Одна сидела в коридоре, беседовала с навестившей ее родственницей, как позже выяснилось, свекровью, тут же сладко спала в колясочке малютка. Павел Алексеевич поинтересовался, кто родился, поделился тем, что у него тоже маленькая внучка появилась 4 месяца назад. Слово за слово, и вот он уже учит бабушку, мол, не надо качать ребенка. Бабушка скептически поджала губы, по всему было видно — она лучше знает, что ребенку полезно, что — нет.

— Вы знаете, с кем вы сейчас говорили? — спросила я у бабушки, когда свита Астахова поспешила за ним дальше по коридору. — С уполномоченным по правам ребенка Павлом Астаховым.

У свекрови (что я все «бабушка» да «бабушка», это, между прочим, была симпатичная моложавая женщина) округлились глаза, она прикрыла рукой рот: с Астаховым спорить… Он же, кстати, ей пожаловался, что его внучку молодые родители «старикам» не подкидывают, сами с ней нянчатся. А так хочется!

Позже, делясь впечатлениями, Астахов привел в пример такую математику: в перинатальном центре за прошлый год было 3 отказных ребенка, в роддомах области — 35. Он снова и снова возвращался к одному: нужно повсеместно создавать такие условия, так работать с родителями, молодыми мамами, чтобы они поняли, что брошены один на один с судьбой не будут.

За помощью к омбудсмену

На крыльце перинатального центра к Астахову подошли женщины с малышом на руках. Они из Украины, из Луганской области. Уехали подальше от войны.

— Пули над головой не летали, но слышно было, как бахают, — говорили они. Уехали потому, что побоялись — война дойдет и до их порога. Здесь в Мурманске у них другие проблемы: проходят обследование с ребенком, все платно, все дорого. Статуса беженцев у них нет.

На крыльце за пару минут дело не решишь. Присутствовавшие при разговоре представители обладминистрации взяли координаты у женщин и обещали предоставить и всю необходимую помощь.

Отвечая на вопрос, как он реагирует на появление в России большого количества украинских детей, Астахов ответил, что контролирует ситуацию в рамках своих полномочий. В 15 регионах России уже 14 тысяч детей беженцев поставлено на учет. Но нет сведений о тех, кто не зарегистрировался, потому что остановился у знакомых, родственников. А ведь надо решать вопросы детских садов, школ, трудоустройства взрослых.

Также за помощью к омбудсмену обратилась и семья Горбуновых из Ревды, о которой «Мурманский вестник» уже рассказывал.

Они добиваются возвращения детей, которые уже больше года находятся в детском доме. По мнению Павла Астахова, у приемной матери есть только один выход — отстаивать свою правоту в суде. Он же намерен проконтролировать перепроверку экспертиз. А если будет необходимо, их повторное назначение. По словам уполномоченного, в России необходим прецедент по возвращению детей в приемные семьи после реабилитации родителей и их исправления.

Также Павел Астахов вместе с врио губернатора Мариной Ковтун принял участие в церемонии вручения дипломов выпускникам Мурманского колледжа экономики и информационных технологий. Самой же Марине Ковтун во время рабочей встречи Астахов вручил памятную медаль уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка «За бескорыстный труд в деле защиты детей» и почетную грамоту «За высокий профессионализм, стойкость, искренность и принципиальную жизненную позицию».

О защите прав детей Павел Астахов еще раз говорил на межведомственном совещании, которое провел в правительстве области. Он с удовлетворением отметил, что по темпам семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, Мурманская область занимает 3-е место в стране, кроме того, в регионе создана мощная система сопровождения детей-сирот. Самых лучших оценок детского омбудсмена заслужила инфраструктура для поддержки детей-инвалидов и их близких.

Оценивая действия властей по предоставлению квартир выпускникам детских домов, Астахов признал эту работу продуктивной. Ведь молодые люди получают жилье в течение года, а есть регионы, где 10 лет приходится ждать.

Опубликовано: Мурманский вестник от 01.07.2014

Экологическая Вахта по Северному Кавказу

«МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ НА КУБАНИ «

Вместе с цистернами горят синим пламенем и курортные перспективы Тамани

Александр ХАРЛАМОВ

Темрюкский район — одна из самых динамично развивающихся территорий Кубани. Здесь достаточно велик курортный и промышленный потенциал. Оба долгие годы не использовались, однако в последнее время ситуация стала меняться. Это, безусловно, радует (пополнение бюджета, новые рабочие места и все такое), однако с каждым днем становится все более очевидно, что развитие промышленной базы в районе наносит серьезный удар по курортным перспективам территории.

Что случилось

Утром в субботу здесь, на перегоне между станицей Вышестеблиевской и поселком Волна, в трех километрах южнее поселка Приморский с рельсов сошли принадлежащие ЗАО «Таманьнефтегаз» цистерны поезда с сырой нефтью, четыре из них загорелись. К месту происшествия (по данным пресс-службы ОАО «РЖД», ЧП случилось на подъездных путях необщего пользования, принадлежащих все той же нефтегазовой компании и ведущих к ее же терминалу) выехали пожарные бригады. В течение нескольких часов они потушили разлившийся мазут, в работах участвовали почти 350 человек и более 30 единиц техники, а также пожарный поезд.

Площадь разлива нефти после крушения составила до 300 кв. м , а площадь открытого горения — 120 кв. м . Пламя поднималось в высоту до 20 метров . Несколькими пенными атаками возгорание удалось ликвидировать, на это потребовалось 20-25 минут. Чтобы предотвратить новый пожар, были созданы пенные подушки. По информации краевого управления МЧС, в ходе проведения аварийно-восстановительных работ удалось откачать все 660 тонн разлившихся нефтепродуктов. Затем сошедшие цистерны поставили на железнодорожное полотно.

Состав шел по дороге, принадлежащей частной компании, вдали от населенных пунктов. Именно поэтому ЧП не привело к жертвам, нет и пострадавших.

Непосредственной причиной крушения стал не техногенный, а человеческий фактор. Во всяком случае, так объясняет происшедшее официальная версия: виновниками считаются неизвестные злоумышленники, которые сняли соединяющие рельсы накладки. При сходе вагонов якобы возникла искра, которая и привела к возгоранию.

Читать еще:  Как поклеить дверные откосы обоями

Начавшееся следствие уже принесло некоторые плоды. На месте происшествия были найдены вещи, доказывающие умышленное повреждение рельсов: вязаная шапка и мобильный телефон, которые, возможно, принадлежат преступникам. В настоящее время решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 267 УК РФ, предусматривающей наказание за приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Однако обнаружение шапки и телефона само по себе не может что-либо объяснить. Появление их на месте ЧП может быть вызвано какими угодно причинами. Так что с повестки не снимаются и техногенный характер крушения, и возможность вины в нем самого собственника цистерн — ЗАО «Таманьнефтегаз».

И уж точно эти находки не могут унять беспокойства местных жителей.

— К сожалению, большинство инвесторов, которые внедряют свои проекты в нашем районе, сначала думают, как заработать, а уже потом, как обеспечить безопасность этих проектов, — констатирует депутат Совета Темрюкского района Вадим Новопашин. — Авария продемонстрировала низкое качество железной дороги, ведущей в Волну, несоответствие ее техническим нормам и нормам безопасности, плохое обслуживание. Строили дорогу военные, отношение у них к строительству было соответствующим. Дорога построена на плывунах и огрехи при ее строительстве могут оборачиваться вот такими авариями.

Последствия

Депутат надеется, что «Таманьнефтегаз» извлечет урок из этой аварии и примет меры по обеспечению безопасности эксплуатации своей железной дороги. В том числе и по обеспечению охраны составов с опасными грузами, пока что система их охраны — совершенно нулевая. Тем более что здесь собираются везти не только сырую нефть, но и гораздо более опасные грузы.

Как считает Андрей Рудомаха, один из активистов Экологической вахты по Северному Кавказу, терминал по перевалке нефти и сжиженных углеводородов компании «Таманьнефтегаз» является одним из наиболее опасных транспортных объектов на Черноморском побережье России. «Против этого проекта активно выступали местные жители и общественные экологические организации, — говорит он, — но их мнение было проигнорировано. Произошедшая авария показывает, что безопасность эксплуатации нефтегазового терминала и железной дороги к нему совершенно не обеспечены».

Между тем в конце минувшей недели компания «Росхимтрейд» сообщила о намерении в 2013 году начать строительство перевалочного комплекса жидких химических продуктов в порту Темрюк. В настоящее время проект проходит все процедуры согласования. Первая очередь комплекса будет рассчитана на перевалку 200 тысяч тонн в год, вторая позволит нарастить объем до 500 тысяч тонн.

Есть и другие примеры прихода в Темрюкский район крупных компаний, инвестирующих в промышленность. Так что Таманский полуостров ждет стремительное увеличение техногенной нагрузки. А вместе с этим возрастет опасность аварий, подобных субботней, и повышается уровень угроз для проживающих и отдыхающих здесь людей. Если внимание компаний к вопросам безопасности, в том числе и экологической, не увеличится, о курортных перспективах территории придется забыть.

Том Вулф: «Жанр романа катится под откос»

«Воздух» публикует беседу с Томом Вулфом — основателем «новой журналистики» и автором «Костров амбиций», крупнейшим американским писателем последних 50 лет, у которого выходит на русском его последний роман — «Голос крови».

  • Вы однажды назвали себя хроникером. Что вы имели в виду?
  • Бальзак любил говорить: «Я секретарь французского общества». В том смысле, что ведет учет всего, что происходит в обществе — причем не в высшем свете, а в обычном. Для меня хорошо делать свою работу — значит оперативно рассказывать новости. Именно это выражение использовал Ницше, когда пояснял свою фразу «Бог умер». Он сказал, что это отнюдь не манифест атеизма, что он всего лишь сообщил людям новость — важнейшую новость современной истории. Он, конечно, имел в виду, что образованные люди постепенно перестают верить. Тогда же, в начале 1880-х, Ницше предсказал, что усиление в XX веке «варварских националистических группировок» приведет к «войнам, равных которым мир еще не знал». Иными словами, предрек нацизм, коммунизм и мировые войны. Неплохо, да? В общем, когда я пишу свои книги — «Я — Шарлотта Симмонс» например, — мне кажется, что я просто сообщаю новости. Я никогда не занимаюсь политикой. Хотя в «Шарлотте» критики ее все равно нашли, особенно левые. Они вообще дико враждебно отнеслись к роману.
  • А в чем были их претензии?
  • Ну, они считали, что то, что я описываю, в принципе не могло произойти. Дескать, в университетах жизнь устроена совсем иначе. Но такие рецензии писали люди, которым уже за 50: они лет 30 не бывали в кампусах и понятия не имеют, как там обстоят дела. А либералы решили, что я против сексуальной революции, потому что фиксация на сексе, описанная в романе, в итоге приводит к печальным последствиям. Интеллектуалы вообще гордятся тем, что они свободны от религии и могут свободно рассуждать про секс.
  • Кажется, для вас слово «интеллектуал» — почти оскорбление.
  • Интеллектуал всегда возмущен. Он кормится гневом, он не может без гнева. Отличный пример — Ноам Хомский. Когда Хомский был просто одним из самых выдающихся лингвистов мира, его никогда не называли американским интеллектуалом: его считали ученым, добившимся успеха в своей области. Интеллектуалом его назвали тогда, когда он публично осудил войну во Вьетнаме, в которой ничего не понимал. Тогда-то я и понял: интеллектуал — это человек, который хорошо разбирается в каком-то одном вопросе, но высказывается публично исключительно по другим. Не обязательно глубоко понимать, о чем речь, главное — возмущаться. Маршалл МакЛюэн однажды сказал, что самое простое, что может сделать идиот, чтобы выглядеть достойно, — это выразить свой праведный гнев. Очень верное замечание, особенно в наше время.

«Я — Шарлотта Симмонс», 2004. История падения одной невинной студентки: Вулф критикует систему американского высшего образования и всеобщую озабоченность сексом

  • Вы же очень долго были журналистом — причем очень успешным. Когда вы решили заняться литературой?
  • Я сразу хотел ей заниматься. И после университета был убежден, что рано или поздно начну писать романы. Но сначала занялся журналистикой как одной из форм писательства. А потом влюбился — и в эту профессию, и в этот образ жизни. Журналист каждый день получает доказательства своего особого статуса: вот твое имя рядом с заголовком статьи, а вот полицейское оцепление, за которое ты можешь пройти. Твоя пресс-карта открывает перед тобой практически любые двери. Потом, после того как в Нью-Йорке случилась газетная забастовка 1962 года и у меня несколько месяцев не было работы в штате, я стал писать в журналы как фрилансер — и увлекся тем, что потом назвали «новой журналистикой». И уж когда я в это погрузился — о романах и думать перестал. Я до сих пор считаю, что экспериментальный нон-фикшн 1960-х и 1970-х — самое интересное, что случилось с американской литературой за последние 50 лет. Да и до сих пор жанр вполне в форме. В отличие от романа.
  • Погодите, а что с ним не так?
  • Жанр катится под откос. Современные писатели в большинстве своем — выпускники факультетов изящных искусств известных университетов, а университеты эти — сплошное болото. Писатели не хотят пачкать руки и копаться в дерьме, которое есть в обществе. Их учат психологическому роману, учат тому, что книгу надо писать на основе собственного опыта. Хорошо, я согласен. Но сколько книг ты можешь написать о себе? Если бы Диккенс работал по такой схеме, он бы написал только «Дэвида Копперфильда» — и все. Толстому повезло больше: он и на военной службе успел побывать, и в высшем обществе вращался, и землю пахал. Так что осилил и «Войну и мир», и «Анну Каренину». Для выживания романа нет никаких причин — думаю, он станет анахронизмом вроде поэзии, к которой сейчас относятся как к занятию достойному, но совсем непопулярному. Если писатели не будут выбираться из своих кабинетов, заставленных книжными полками от пола до потолка, с романом будет все то же самое. А стоило бы им заняться тем, чем занимались писатели первой половины ХХ века. Стейнбек был репортером в газете San Francisco News — и не потому, что ему были нужны деньги, а потому, что он хотел собрать материалы для книги. Именно так он попал в лагерь сезонных рабочих-мигрантов — именно так возникли «Гроздья гнева». Дос Пассос ездил по стране в поисках материала для «Манхэттена» и трилогии «США». И таких историй масса. Вы можете написать замечательный роман на основе 25 лет своей жизни, но второй ваш роман будет про парня, который выпустил одну успешную книгу, а теперь у него нет денег, нет девушки и он летит с пятью пересадками до Бруклина и думает: «О черт». По-моему, это не слишком интересно. Я понимаю, что многие считают реализм старомодным. Но как по мне, это все равно что говорить, что электричество устарело.
Читать еще:  Требование укрепление откосов сп

«Мужчина в полный рост», 1998. История падения одного финансового магната: Вулф исследует природу мачизма и мораль капитализма — и критикует политкорректность

  • Так зачем вам тогда самому понадобилось писать романы?
  • Это было своего рода испытание себя. Я опубликовал нон-фикшн про астронавтов, «Битву за космос». Впервые в моей профессиональной жизни я мог не думать о деньгах. И тогда решил: что ж, многие говорят, что «новой журналистикой» занимаются люди, которые боятся больших художественных форм; надо бы это опровергнуть. Отсюда и появились «Костры амбиций». Но все равно я первым делом договорился с Rolling Stone, что они будут печатать роман частями. Мне были нужны дедлайны, иначе я бы никогда его не закончил. Ну и, честно говоря, после «Костров» я продолжать не собирался. Но роман оказался таким успешным, что я поддался искушению и написал второй. Ну и так далее. Хотя я по-прежнему считаю, что самая великая американская литература за последние 50 лет — это нон-фикшн.
  • Вы и для «Я — Шарлотта Симмонс» собирали материал? Все-таки вам уже было за 70 в тот момент, наверное, не так легко было войти в доверие к студентам и подглядеть, чем они занимаются в своих общежитиях.
  • Большинство людей не понимают, что такое делать репортаж. Правда. Мол, как же старик может сблизиться со студентами? Вы же на них совсем не похожи. И что? Я не похож ни на кого, о ком я писал. Я не похож на космонавта. Я не похож на хиппи. Когда я писал про серферов в «Банде насосной станции», они считали меня старпером — а мне было 32. Ну и что? Это не помешало нам быстро сойтись. В каком-то смысле делать репортаж — самое простое занятие в мире, потому что тебе не нужны никакие специальные техники. Тебе нужна только установка: «У вас есть информация, она мне нужна — и я заслуживаю того, чтобы ее получить». Тут было ровно так же. Любой человек, впервые очутившись в чужом окружении или в незнакомой ситуации, чувствует себя неловко. Но как только он к нему или к ней привыкает, его защитные барьеры исчезают. У меня не было никаких проблем со студентами. Я много с кем говорил, я ошивался у них на вечеринках — и все было нормально. Если люди позволяют тебе в принципе там остаться, они перестают как-то специально иметь тебя в виду через несколько часов. Это просто тяжело — все время перестраховываться. Ну и потом я же не ходил по общежитиям в белом костюме. Это было бы слишком театрально. Синий блейзер, фланелевые брюки, галстук… Правда, у меня не было особых проблем с тем, чтобы добыть информацию.

«Костры амбиций», 1987. История падения одного биржевого маклера — и одна из главных книг про Нью-Йорк, показывающая всю городскую жизнь от Уолл-стрит до Бронкса

  • Эти ваши фирменные белые костюмы и вообще манера одеваться известны не сильно меньше, чем ваши книги. Что для вас значит мода?
  • На самом деле, все люди зациклены на моде одинаково. Есть, конечно, мужчины, которые хотят выглядеть адекватно в любой обстановке и ничем не выделяться. А есть те, кто, как я, специально чуть отступают от нормы. У моих костюмов традиционный крой, просто они все белые. То же самое с ботинками и со всем остальным. Мне кажется, что писателю идет на пользу привлечение внимания любыми способами, поскольку книги, которые он продает, — это продукт массового потребления. Как вы понимаете, эту позицию мои коллеги-писатели не разделяют. Вы наверняка заметили, что совсем немногие из них готовы сфотографироваться для задней обложки своей книги в галстуке. Это проявление богемного стиля, представители которого стремятся так или иначе продемонстрировать, что они плевать хотели на условности. Но потом эта позиция в свою очередь сама становится условностью. В какой-то момент я решил, что если увижу еще хоть одного писателя в расстегнутой рубашке и с развевающимися на ветру волосами, то вообще перестану покупать книги.
  • Вы же и в романах своих много внимания уделяете описаниям быта. Ваши критики любят на это указывать.
  • Когда я еще был журналистом, я как-то инстинктивно понял, что, если описываешь современную жизнь, ты не можешь обойтись без брендов, без звуков, без конкретных ощущений того места, о котором ты рассказываешь, здесь и сейчас. Названия марок, вкусы в одежде и мебели, манера обращения с детьми и с начальниками — все это очень много сообщает о людях. Да, меня за это много ругают. Но я утешаюсь тем, что за то же самое ругали Бальзака: Сент-Бев, в частности, много писал о том, что у него фиксация на мебели. Мол, чего он заставляет нас читать эти романы, пусть лучше откроет свой магазин. Но ведь хоть мебель, хоть костюм всегда показывают, что ее обладатель думает о своем месте в этом мире — или какое бы место в нем он хотел бы занимать. Бальзак не зря часто начинал главы с описания комнаты и обстановки. Он мог указать, что шторы на окнах были не из дамаста, а наполовину хлопковые — и таким образом давал читателю полное представление о статусе тех, кто в этом доме живет.

«Голос крови», 2012. История падения одного города: Вулф анализирует, как мигранты ме­няют Америку, на примере Майами, в котором кубинцев больше, чем коренных жителей

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector